"В джазе только девушки"
("Some Like It Hot")

Америка, двадцатые годы. Сухой закон, подпольные питейные заведения, гангстеры, бутлегеры, азартные игры, джаз и блондинки.

райне редко бывают фильмы, которые выдерживают никого и ничего не щадящую проверку временем. "В джазе только девушки" - один из весьма немногочисленных примеров картин, которые великолепно смотрятся и спустя почти пятьдесят лет со дня создания. Это совершенно изумительная комедия - легкая, динамичная, невероятно остроумная, - которая смотрится на одном дыхании от начала и до конца, причем ее тянет пересматривать снова и снова, даже если знаешь ее наизусть.

Величественный красавчик Тони Кертис, взрывной и потрясающе обаятельный Джек Леммон, идол эпохи Мэрилин Монро, Джо Браун с его неповторимым смехом и фразой: "У всех свои недостатки" - это что-то фантастическое. Причем особенно приятно то, что юмор в этой комедии - мягкий, ироничный и умный.

Нет никаких голых задниц и туалетных мотивов, столь модных в современных комедиях. "В джазе только девушки" - чистая комедия положений, причем все ситуации, в которые попадают персонажи фильма, замечательно придуманы и блестяще сыграны.

Между прочим, фильм не случайно был снят черно-белым, хотя в те годы цветное кино уже давно существовало, да и Мэрилин Монро была связана контрактом, по которому она должна была сниматься только в цветных фильмах.

Режиссер Билли Уайлдер делал несколько проб на цветную пленку, но там, как он говорил потом в интервью, лица Кертиса и Леммона на фоне женских платьев выглядели какими-то зеленоватыми из-за слишком тяжёлой косметики , и Билли посчитал, что фильм все же лучше делать черно-белым.

Впрочем, оно и неудивительно: цветная пленка в те времена была достаточно плохого качества, поэтому зеленоватые лица - это еще не самое страшное, что могло произойти с персонажами.

Сниматься в черно-белом варианте Уайлдер Мэрилин все-таки уговорил, но он тогда даже и представить не мог, во что выльется присутствие Монро в картине.

Красотка Мэрилин уже тогда была sex-символом, от которого дымились тонны целлулоида пленки и уши сотен тысяч зрителей-мужчин в душных залах кинотеатров, однако заучить больше пары слов текста она была не в состоянии. Кроме того, на момент съемок фильма Монро была беременна, поэтому ее весьма округлые формы имеют вполне естественную причину. Для производства фотоматериалов о фильме использовались тела дублёрш, к которым впоследствии монтировали голову Монро.

« После каждого неудачного дубля Мэрилин начинала плакать
и ей приходилось заново накладывать грим»

Как с ней намучились Уайлдер и съемочная группа - не передать! Создатели фильма, работая с Монро, столкнулись со множеством проблем. По словам Кёртиса, Монро ежедневно опаздывала на площадку на 2-3 часа, иногда вообще отказывалась выходить из гримёрки.

Многие диалоги она могла прочесть только глядя на текст — например, в сцене прощального телефонного разговора Монро с Кёртисом видно, как её глаза бегают по строчкам. Чтобы снять правильно сцену, в которой Монро говорит: «Это я, Душечка» ("It’s me, Sugar"), потребовалось 47 дублей, так как актриса говорила: «Душечка, это я» или «Это, Душечка, я».

В другой сцене, в которой Монро, роясь в ящике стола, должна была спросить: «Где Бурбон?», — актриса в течение 40 дублей спрашивала: «Где виски?», «Где бутылка?» и «Где бонбон?». Для подсказки Уайлдер снова написал текст на картонке, которую повесил на стене среди других картонок с подсказками.

Но тогда Мэрилин стала путать, на какой именно картонке написана нужная фраза, Уайлдер написал эту фразу сразу на всех картонках. К 59-му дублю нужная фраза была произнесена, но в этот момент актриса стояла спиной к камере.

Уайлдер печалился и говорил сам себе, что уж лучше бы он, как планировалось с самого начала, пригласил на роль Душечки Митци Гейнор. "Были дни, признаюсь. когда мне хотелось убить её, - говорил Билли Уайлдер, однако затем он добавил:

- Я знал, конечно, что у неё были серьёзные проблемы. Мне ужасно неприятно говорить это, но в то время мне было совершенно на них наплевать.

Я старался снять фильм, а ей заплатили много денег за участие в нем. Но надо сказать, что было много и прекрасных дней, когда мы все понимали, что она сделала то, что неподвластно никому.

Так или иначе, но Мэрилин удалось сделать потрясающую работу и добиться невероятных результатов на экране. Наблюдая за ее восхитительной игрой, трудно поверить в то, каким кошмаром была для нее работа на съемочной площадке. Возможно, лучше всего сказал об этом ее друг Джин Мартин: «Я дорожу каждым мгновением этого фильма, но без Мэрилин ничего бы этого не было».

Однако жизнь показала, что с Монро он мучился не зря. Кассовый успех Мерилин позволил попасть ей в Список Уикли Десяти лучших звезд за последние три года, её популярность у зрителей была невероятно огромной.

Контракт на съемки в этом фильме был подписан с ней на 200 000 долларов плюс 10% от общей суммы дохода. Во время первого показа фильм принес 25 000 000 долларов в пересчете на современный курс. Этого достаточно, чтобы поместить его под № 150 в списке наиболее доходных фильмов всех времен. Доля Мерилин: 2 300 000 долларов. Эта роль стала лучшей в ее актерской карьере, и Мэрилин создала весьма яркий образ в этом фильме. Даже с бонбоном и моветоном...

Интересен также процесс подбора других актеров к этому фильму. Первоначально Уайлдер хотел, чтобы роль Джерри-Дафны сыграл сам Фрэнк Синатра. Но Синатра отказался, после чего роль Джо и Джерри предложили Бобу Хоупу и Дэнни Кэю. Каким образом Уайлдер все-таки остановился на Кертисе и Леммоне - история умалчивает, но остается только возблагодарить Господа за то, что Дафна - это Леммон.

Потому что Кертис - оно все понятно, красавчик и все такое, но что вытворяет Леммон в этом фильме - это просто высший актерский класс. Во многих комедиях актеры игру заменяют кривлянием - гримасами, дурацкими выражениями лица, но Леммон - совершенно не такой. Настоящая игра, взрывы эмоций, экспрессия...

Когда Тони Кёртис и Джек Леммон впервые примерили женские костюмы, они попробовали походить по студии Голдвин, и посмотреть, насколько они «сойдут» за женщин.

Затем они попробовали поправлять макияж у зеркала одного из женских туалетов. Когда никто из присутствовавших не стал жаловаться, стало ясно, что убедительные женские образы создать удалось.

Профессиональный танцор, изображающий женщин, пытался научить Тони Кёртиса и Джека Леммона ходить на каблуках. После недели занятий Леммон отказался от помощи, сказав, что не хочет ходить как женщина, а хочет ходить как мужчина, пытающийся ходить как женщина.

В сцене, когда Леммон-Дафна является домой с маракасами после ночи с танго, зрители на предварительных просмотрах так хохотали, что, кроме первых слов Дафны и Джозефины, больше ничего не было слышно.

Тогда Уайлдер специально переснял эту сцену, добавив танцевальные па с маракасами у Дафны - только для того, чтобы сделать паузы между репликами, и это должно было помочь зрителям успеть отсмеяться. Кстати, в оригинале фальцет Джозефины и Дафны - это вовсе не голоса Кертиса и Леммона. "Женские голоса" их персонажей изображали другие актеры - Пол Фрис и Энтони Перкинс.

А вот в русском дубляже, который был сделан сто лет назад и поэтому очень высокого качества, - одни и те же актеры озвучивают мужские и женские варианты Кертиса и Леммона...

О съемках фильма ходило такое множество грязных слухов и дезинформаций, что большая часть их стала анекдотами. То же относится к известному утверждению Тони Кертиса, что «целовать Мэрилин было все равно, что целовать Гитлера». Вот объяснение этому анекдоту.

Во время рекламной кампании фильма Кертиса неоднократно спрашивали, о чем он думал, целуясь с Мэрилин Монро. «Я, как мне помнится, сказал: «Это было похоже на полет, как на крыльях, над заснеженной горой, после прыжка на лыжах с трамплина». Боже мой, я целовал самую желанную женщину в мире, но когда меня спрашивали об этом снова и снова, меня начало это раздражать.

«Женские чары нельзя производить промышленным способом, как бы кому-то ни хотелось. Истинную красоту порождает женственность. Женская привлекательность только тогда сильна, когда она естественна и стихийна»

Возможно, сравнение с Гитлером возникло как ирония или сарказм по поводу этого насилия прессы. но средства массовой информации подхватили это мое высказывание, не воспроизведя полностью все, что я говорил». Следующие несколько дней Кертиса замучили звонками по телефону, требуя подтвердить свои слова. Через много лет, когда ему вновь задавали этот вопрос, Кертис гневно отвечал, что ничего подобного он не говорил и что с Мэрилин его связывали исключительно нежные чувства.

В советском кинопрокате цензура вырезала 25 минут материала, среди которых больше половины поцелуев героини Мерлин Монро и другие сцены, близкие к эротическим, а также ряд эпизодов, которые могли быть непонятны советскому зрителю.

Золотой глобус за лучшую мужскую роль (Джек Леммон)
Золотой глобус за лучшую женскую роль (Мэрилин Монро)
Золотой глобус за лучшую комедию
Также пять номинации на премию «Оскар:»
лучшая мужская роль (Джек Леммон)
за лучшую режиссуру (Билли Уайлдер)
лучшему художнику-постановщику (Тэд Хоуорт)
за лучшую работу оператора (Чарльз Лэнг)
за лучший адаптированный сценарий (Билли Уайлдер, И. А. Л. Даймонд)